Дело об украденном бизнесе

Современный российский бизнес уже не тот, что двадцать лет назад, когда повсюду царил бандитизм, а не закон. Тогда опасность подстерегала на каждом шагу, и не у кого было просить защиты.

Век беспредела прошел, теперь все уважают правила. Но оказывается, и в наше время случаются настоящие рейдерские захваты, как в шальные девяностые. Как вести себя в подобной ситуации?

Гражданин F, учредитель и собственник небольшого банка, решил продать все свои семьдесят процентов уставного капитала. Через знакомых был найден покупатель, гражданин E. В ходе переговоров E предъявил условие: чтобы узнать, в каком состоянии находится банк и сколько он может стоить, требуется временно назначить «своего» человека на должность председателя правления.

F согласился с предложенной схемой. Кандидатура нового председателя была согласована с ЦБ РФ. И тут владелец банка ослабил бдительность: новый бизнес-проект, масса дел в регионах России, постоянный цейтнот…

Зайдя однажды на сайт пока еще своего банка, F обнаружил, что председателем правления является уже другой человек – а ведь без согласия учредителя переназначить председателя невозможно. F срочно связывается с E: как за моей спиной могли произойти такие изменения? Ответ был туманным: нам потребовалось сделать это срочно, а тебе не все ли равно? Банк так или иначе скоро будет принадлежать не тебе.

Также вскоре выяснилось, что E успел выкупить тридцать процентов уставного капитала банка у других соучредителей – через подставных лиц.

По поводу продажи доли F продолжаются напряженные переговоры, переходящие в потасовки. О цене договориться так и не удается. Никто не заинтересован в возбуждении уголовного дела: в этом случае у банка могут отозвать лицензию, а вернуть ее стоит порядка пяти миллионов долларов.

В один прекрасный момент F узнает, что он исключен из состава учредителей банка. Банковская выписка показала, что семьдесят процентов уставного капитала, которыми владел F, были перераспределены между четырьмя частными лицами, якобы по договору купли-продажи. Тут уж нельзя было не обратиться в суд.

F пишет заявления о незаконном назначении председателя правления банка, а также о мошеннических действиях, а именно о хищении имущества в виде уставного капитала. К несчастью, уголовные дела так и не были возбуждены. F подает в арбитражный суд исковое заявление об истребовании имущества из чужого незаконного владения – но и там дело продвигается с трудом.

Наконец, после ряда неудач, F обратился за помощью к адвокату. Прямо скажем: над тем, чтобы добиться прогресса, пришлось изрядно побиться. Уголовные дела по незаконному назначению председателя правления и по факту мошенничества были все-таки заведены. К этому моменту E составил свою версию произошедшего: якобы F выдал доверенности частному лицу, с которым и заключались сделки купли-продажи уставного капитала. Чтобы опровергнуть эту версию, пришлось по разным регионам России собирать данные о том, где находился F на момент оформления «липовых» доверенностей, и почему он не мог в тот момент их выдать. Кроме того, почерковедческая экспертиза показала, что подпись F на доверенности не принадлежит последнему.

В настоящий момент уголовные дела еще не закончены, однако, прогнозы у адвоката вполне позитивные, к тому же выиграно дело в Арбитражном суде города Москвы об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Подчеркиваем: гораздо легче было бы добиться успеха, если бы потерпевший обратился к адвокату раньше.