Дело об ускользающей фирме

Первое правило настоящего бизнесмена – никогда не доверяйте партнерам. Второе правило – даже если вы их хорошо знаете, все равно не доверяйте партнерам. Звучит категорично, но, приняв однажды участие в изнуряющем, тяжелом судебном разбирательстве, невольно начинаешь понимать коммерсантов, которые никогда не расслабляются и никому до конца не доверяют.

Гражданин D десять лет назад учредил ООО – небольшую компанию, специализирующуюся по сельскому хозяйству. Для успешного развития бизнеса потребовалось налаживать контакты в Краснодарском крае, поэтому D взял в партнеры своего сотрудника F, выросшего в этом регионе, и назначил его гендиректором фирмы.

Прошло несколько лет. D немного отвлекся от дел фирмы, переложив их на F и своего взрослого сына. Внезапно, получив банковскую выписку, D выясняет, что он был выведен из бизнеса по причине неуплаты уставного капитала. На самом деле, свою долю уставного капитала D хоть и с опозданием, но выплатил. Теперь компания буквально ускользала из рук у законного владельца.

D немедленно подал заявление в полицию. После долгих изнурительных проверок было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество», однако с нарушениями, очевидными для любого юриста. Во-первых, преступления материального характера не может быть без потерпевшего – а данное дело было возбуждено, но заявитель почему-то стал свидетелем, а не потерпевшим. Во-вторых, сотрудниками полиции ущерб был посчитан по стоимости уставного капитала, а не по фактической стоимости ООО. Соответственно, дело возбудили по части 2 статьи 159 Уголовного Кодекса РФ, а стоило возбудить по части 4 той же статьи.

Вместе с заявлением в полицию о мошенничестве, D подал исковое заявление и в арбитражный суд об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Дело выиграли в первой и второй инстанции арбитражного суда, а в третьей решение было отменено. Это произошло потому, что во время процесса F заявил, что D вышел из бизнеса по доброй воле и получил при выходе из фирмы крупную сумму денег. F предоставил в суд соответствующие документы. Странное обстоятельство: когда налоговая инспекция предоставила регистрационное дело в суд, выяснилось, что решение генерального директора о выведении D из бизнеса по его доброй поле зарегистрировано под тем же номером, что и ранее полученное решение «по неуплате уставного капитала». Налицо серьезные нарушения и подделка документов.

К несчастью, только на этом этапе D обратился к нашим адвокатам. Пришлось не только ловить ускользающий бизнес, но и исправлять ошибки предшественников.

Прежде всего, мы добились признания D потерпевшим. Во-вторых – уточнили, что речь в деле должна идти о фактической стоимости фирмы. Таким образом, речь зашла уже о нанесении D ущерба в особо крупных размерах. В-третьих – нам удалось заставить следствие изъять документы и провести почерковедческую судебную экспертизу. Естественно, выяснилось, что подпись D на документах недействительна.

Казалось, все идет на лад, но тут нас снова настигли проблемы, связанные с недочетами в работе адвокатов на начальном этапе дела. Оказывается, на фирму не были наложены обеспечительные меры, которые обычно накладывают во время арбитражного процесса. Это позволило F перепродать фирму третьему лицу. Наши юристы немедленно подали ходатайство об избрании обеспечительной меры в виде запрета любых регистрационных действий, связанных с ООО. Однако, суд наложил запрет только на Московскую налоговую инспекцию. Пока уточнялись обеспечительные меры, документы по реорганизации фирмы были переданы из Московской инспекции во Владивосток, где теперь фактически находилось ускользнувшее ООО.

Наши юристы вышли с ходатайством о наложении обеспечительной меры на запрет регистрационных действий в отношении ООО налоговых инспекций Владивостока и России. К сожалению, поймать неуловимую фирму так и не удалось: в ходе реорганизации и присоединения нескольких компаний, зарегистрированных по всей России, фирма фактически перестала существовать.

В результате, пришлось возвращаться назад и подавать еще один иск. Суд был выигран, D восстановлен в правах на долю в бизнесе. Уголовное дело еще не закрыто, но есть уверенность, что F понесет заслуженное наказание.